Часть 4

Дорога в Териберку

Им дня не хватает,
Пожалуйста, – на!
2 тыщи часов непрерывного дня!
Им ночь коротка,
Сокрушаешься ты?
Извольте - 2 тыщи часов темноты!
Полярная ночь в Мурманске длится 43 дня (01.12 – 12.01).
Самый короткий день всего 19 минут.
Продолжительность полярного дня – 64 дня (21.05 – 23.07).

Лето здесь холодное, короткое, скромное. Неяркое, неласковое, небогатое; тоскливое, щемящее, бестолковое – и не лето вовсе. Только снег растает, распушает тундра зелёный мох да жёсткий ягель. Крохотные свои цветочки разворачивает к солнцу. Напрягает все силы, каждый лучик ловит, глядишь - и ягодками обрастёт, мелкими, кислыми. Но как бы ни было голо и пустынно здесь, как бы ветер ни гулял среди звенящих просторов, а и они для кого-то родные: нет-нет да совьёт птица гнездо или линялый песец забежит мышиные норки проверить. Потому и старается изо всех сил, украшает свои зябнущие покровы, терпит снег, ждёт солнца заполярная тундра.
Рано утром мы выехали в Териберку. Навигатор проложил маршрут длиною 130 километров, до самого берега Баренцева моря.
Узкую асфальтовую дорогу в сторону ЗАТО Североморск-3, видимо, недавно отремонтировали. Откровенно глубокие ямы попадались редко, а ровный асфальт с заплатками тёмного цвета провоцировал надавить на педаль газа посильнее.

Воткнутые по обочине высокие оранжевые палки напоминали, что зимой здесь может замести снегом в одно мгновение, и чтобы грейдер пошёл в правильном направлении, нужны вот такие указатели.
Спустя час мы увидели перекрёсток, на котором, покосившись, стоял знак – Териберка 42 км налево, Туманный – прямо.

Повернули налево.

Асфальт сменился на неровную каменистую грунтовку, а низкорослые карельские берёзы нехотя уступили место цветущей тундре.

Перед нами открылся удивительный пейзаж: на ярко-голубом небе замерли пушистые облака, словно кто-то подвесил их на прозрачной леске. Они, задумавшись, плыли куда-то, подгоняемые порывами холодного ветра.
В низинах до сих пор лежал снег, а возвышенности были раскрашены салатовым мхом и белым лишайником, словно акварелью. Тут и там лежали большие серые камни, и только редкие высоковольтные опоры, перешагивающие через тонкую линию дороги, напоминали, что в этих краях живёт человек.
Нужно пару слов написать о дороге. Для нас этот каменистый грейдер оказался серьёзным испытанием. Машину сильно трясло, и каждая яма отдавалась болью в моём позвоночнике.
Как будто не замечая плохого покрытия, мимо нас проносились автомобили местных жителей. Мы же не решались ехать быстрее 40-60 км/ч. А снизить давление в колёсах, чтобы не так чувствовались неровности, не догадались.
Километров через 20 на возвышении у обочины мы увидели пугало, одетое в валенки, деревянные лыжи и светоотражающий жилет. В одной руке у него была коса со ржавым полотном, а в другой – полосатый жезл инспектора ДПС. Чуть поодаль виднелись остатки сгоревшей ГАИшной Лады. Это и был хранитель Терибана.
С одной стороны, эти постапокалиптические декорации были просто чьей-то шуткой, а с другой, такой перформанс давно уже стал местной достопримечательностью и оброс поверьями. Одно из них заключалось в том, что каждый гость, въезжающий в териберскую тундру, должен оставить хранителю подношение. Не оставил и сломалась машина?
Ну, извини, тебя предупреждали!
Суеверия — это отсутствие веры
Я принёс в жертву хранителю банку тушёнки, пару монет и направился к машине.

С противоположной стороны дороги послышался задорный лай наших собак. Оказалось, пока я общался с языческим божеством, они вырвались на свободу и нырнули в ближайшее озеро. Мало того что в нём вода была ледяная, так ещё и высокий берег, на который выбраться самостоятельно они уже не могли.

Мы к такому уже привыкли. В памяти сразу всплыли живые картины из жизни: вот мы их достаём из озера с крутыми бетонными берегами в парке Дружбы на Речном Вокзале – они охотились на уток; а вот из канала имени Москвы, и снова охота на уток; а вот вспомнилось озеро в Вологде у Спасо-Прилуцкого монастыря и ещё десяток случаев, когда у этих чёрных засранцев охотничий инстинкт ударял в голову и они ныряли в водоём ловить водоплавающих птиц. Всегда безрезультатно, к счастью.
Мика достала их и вытерла полотенцем, ну а я стиснул зубы и пробовал не обращать внимания на песок с восьми чёрных лап, который быстро оказался во всём салоне нашей машины.
Комментарии для сайта Cackle
Умеренно-Краеведческие Экспедиции
E-mail: go@hummer-travel.ru