Часть 1

Петрозаводск, Кандалакша, Терский берег

…значит, где б ты теперь ни странствовал,
На пороге любой весны,
Будешь бредить полярными трассами,
Будешь видеть снежные сны.

(Роберт Рождественский. Отрывок)
В жизни каждого человека появляются места, куда хочется возвращаться.
Для меня таким местом стал Кольский полуостров с его комарами, необычайно холодными ветрами, суровой природой, где хочется раскатать подвёрнутые штаны, переобуть конверсы на берцы и заменить картонный стаканчик со смузи на литр шу пуэра в термосе.

В августе 2021 года мне снова нестерпимо захотелось выйти из зоны комфорта и отправиться на своём хаммере на край земли.
Маршрут родился такой:

Петрозаводск – Кандалакша – Кузомень и Варзуга – тоня Тетрина – перевал Геологов – Мурманск – полуострова Средний и Рыбачий – Лиинахамари – Териберка – Медвежьегорск – Великий Новгород – Москва.

Моим штурманом вызвался быть Серёга – худой, черноволосый, с носом, больше напоминающим клюв хищной птицы. Мы с ним были знакомы уже полжизни, но я никогда не представлял его в качестве компаньона в путешествии, а тем более в путешествии на север.
Это был немалый риск – отправиться в дальний путь с непроверенным в совместных поездках человеком, но вы же знаете – кто не рискует, тот не пьёт Да Хун Пао на берегу Баренцева моря!
Петрозаводск
Из Зеленограда до Петрозаводска 990 километров, которые мы осилили за 14 часов, сделав остановку на обед в Старой Ладоге.

Местечко это, надо сказать, очень красочное!
После трапезы поехали дальше, и трасса Кола встретила нас проливным дождём.
Грязевая резина Жёлтого издавала звук, сравнимый с рокотом подбитого вертолёта, заходящего на аварийную посадку. Nitto Mud Grappler – настоящий акустический ужас, но до чего же она красивая!
В Петрозаводск добрались ближе к вечеру. В гостинице Фрегат, самой дорогой гостинице на берегу Онежского озера, гремела свадьба.
Что же мне так везёт на свадьбы? Сразу вспомнилась мурманская гостиница Мельница, ночь в которой мы провели под буйное веселье, щедро сдобренное репертуаром Филиппа Киркорова.

Серёга, как опытный путешественник, сказал, что рестораны надо выбирать по отзывам на TipAdviser, поэтому мы ужинали в лучшем местечке нашего района – Ягель.

Палтус был отменным.

Утро порадовало нас шведским столом, видом на озеро и хриплыми криками жирных чаек.

Покончив с завтраком, мы продолжили свой путь на север
Никуда не спешили, съезжали с дороги, варили чай и, конечно, не могли пропустить стелу Полярный круг.
Теперь и у жёлтого есть такая фотография)
Кандалакша
Кандалакша всегда была для меня городом, который я проезжал транзитом и ни разу не попытался рассмотреть поближе. Ну что я там не видел? Пятиэтажки, разбитый асфальт, холодное лето?

Оказалось, не видел я многого:

– сопку Волосяная, дубльдом на её вершине и красивейшую перспективу на залив с островами:
– лабиринт Вавилон и сложный спуск к нему:
– ресторан Причал 11 и армянскую шашлычку – надёжный путь к гастрономическому шоку.
Но главное – это люди, с которыми теперь у меня будет ассоциироваться Кандалакша.
Утром мы выехали в сторону Терского берега.
Асфальт сменился гравийкой, вдалеке показался маяк. Смотрел он на Белое море в селе Кашкаранцы, которое я упорно байкотировал, всякий раз бывая в этих краях.
Маяк Кашкаранцы обеспечивает плавание вдоль Терского берега Кольского полуострова вблизи Кандалакшского залива. Это один из наиболее поздних маяков, построенных в России. Его высота 24 метра, а дальность видимости – 15 миль.
Он обслуживается по и сей день постоянным персоналом.
От Кашкаранцев до Кузомени всего 49 километров. Не успели мы далеко отъехать, как где-то снизу раздался металлический звон. Такие звуки меня ужасно пугают – богатое воображение сразу рисует отвалившиеся детали, разбросанные по дороге, лужи сервисных жидкостей или спущенные колёса.

Я заглянул под машину и увидел, что задний правый амортизатор лежит на земле. Его нижнее крепление сломано.

Приехали.
Это крепление держалось на честном слове, отвалилось оно потому, что было приварено лишь несколькими точками.
Удивительно, что этого не произошло раньше.
Единственной возможностью продолжить путь было – снять амортизатор и потихоньку двигаться дальше на одной пружине (как хорошо, что комплектация Жёлтого не на пневме). Был риск, что пружина вылетит на какой-нибудь большой кочке, и тогда путешествие уж точно придётся закончить досрочно. Мы ехали медленно и безрадостно, надеясь добраться до Кузомени засветло.

По дороге нам встретился Hummer! Удивительно, ведь ребята путешествовали примерно по такому же маршруту, и главное – заочно мы с ними были знакомы. Даже один Hummer на Терском береге редкость, а два – тем более.
Кузомень
Кузомень – это безмолвный памятник нерациональному природопользованию.

Из-за массовой вырубки лесов для солеварного промысла и бесконтрольного выпаса скота туристы теперь приезжают в Кузомень, чтобы зачекиниться в самой северной пустыне мира.
Но если честно, это не пустыня, а антропогенная пустошь, массив красноцветных песков, которые покрывают 2400 га, почти 15 километров вдоль побережья Белого моря, в районе устья реки Варзуга.
Место это примечательно тем, что там находится аутентичное село прямо посреди песков.

Несколько интересных фактов о Кузомени:

– там деревянные пешеходные дорожки, чтобы было удобно ходить по песку;
– вместо собак там бегают дикие лошади, шарятся в помойках, пристают к прохожим, ломают заборы;
– местные жители до сих пор следуют поморским традициям, например, не закрывают двери домов и магазинов на замок, а припирают рогулиной. Причём, способ припирания тоже имеет значение: ушёл ли хозяин ненадолго, или же ждать его не стоит;
– скорая помощь в Кузомень добирается из Умбы, а это 149 км по гравийке. Преодолеть пески скорая не может, поэтому жители должны доставить больного до асфальта сами. Почти 15 км по пескам! Есть пара мед. УАЗиков, но приезжают они далеко не всегда.

Добрались мы ближе к вечеру. Наш домик стоял на окраине села, а вокруг – сплошной песок и столбы линии электропередач. И в домике этом уже кто-то жил…
Умеренно-Краеведческие Экспедиции
E-mail: go@hummer-travel.ru